Медиация: культура согласия и ресурс развития

27-28 марта 2012 г. в Перми проходила всероссийская конференция «Медиация как культура согласия и ресурс развития регионов России».

27-28 марта 2012 г. в Перми проходила всероссийская конференция «Медиация как культура согласия и ресурс развития регионов России».

В 2011 году в действие был введен Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника». С тех пор вопрос широкого практического применения медиации в регионах РФ вызывает большой интерес, приобретает новые повороты, рождает новые точки зрения и выводы.

Конференция дала возможность рассмотреть наболевшие вопросы с разных сторон, поскольку собрала представителей юридического сообщества, муниципального управления, общественные организации, журналистов и, естественно, медиаторов.

Несмотря на то, что президент московского центра «Судебно-правовая реформа» Рустем Максудов высказал лестное для нашего края мнение, оценив зарождающуюся пермскую модель медиации как достойную для представления на мировом уровне, на сегодняшний день в каждой сфере применения медиативной процедуры появляются серьезные трудности.

Посредник поможет суду?

Разнообразие правовых отношений в современном обществе привело к перегруженности судебной системы и необходимости включения в ее работу медиации.

До вступления в силу Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника» в рамках пилотного проекта в 2009 году на участок одного из городских мировых судов привлекли медиатора. В 75% случаев дела разрешались примирением сторон. Положительный опыт есть. Однако при внедрении медиации в ход судебного разбирательства специалисты сталкиваются с рядом проблем.

Для широкого распространения примирительной процедуры необходимо законодательно закрепить возможность судьи направлять участников спора к посреднику.

— Право на эту услугу сегодня разъясняется сторонам лишь малой частью судов края из-за отсутствия у них информации об осуществляющих медиацию организациях, — отмечает мировой судья Наталья Карпова.

Кроме того, существует несоответствие в нормативно-правовых актах. Гражданский процессуальный кодекс и Федеральный закон № 193-ФЗ предусматривают одинаковый срок в 60 дней как для рассмотрения дела, так и для проведения примирительной процедуры. В районных же судах для вынесения решения дается месяц, что затрудняет практику судебной медиации.

Если лица все же смогли успешно заключить медиативное соглашение, то возникает вопрос юридического закрепления. Судья не может засчитать его в качестве мирового соглашения.

По мнению судьи Пермского краевого суда Дарьи Абашевой, мы рискуем потерять заинтересованность граждан в достижении добровольно выполняемого соглашения, исполнение которого не контролируется государством. В таком случае медиация оказывается неэффективной.

Чтобы возбудить (или сохранить) интерес конфликтующих сторон к возможности разрешить спор медиативным путем,  судье желательно обладать навыками медиатора, точно определять, стороны какого конфликта готовы воспользоваться возможностью примирения и услугами посредника. Наиболее медиабельными, как показывает практика, являются  два направления:

семейные споры;

— преступления, совершенные несовершеннолетними.

Следует отметить, что рассмотрение дел с использованием ювенальных технологий в крае началось с 2004 года, хотя в законе их необходимость пока не отражена.

— УПК не утверждает возможность применения медиации в разбирательстве преступлений  небольшой тяжести, — добавляет заместитель председателя Пермского краевого суда по уголовным делам Анатолий Куницын. – Надеюсь, законодатель придет к пониманию возможности применения технологии и в этом направлении судопроизводства. Тогда мы сможем реализовать свои обширные наработки.

До тюрем медиация дойдет не скоро

За рубежом медиация нашла распространение в разрешении конфликтов в исправительных учреждениях:

— среди заключенных;

— между сотрудниками и осужденными.

К примеру, в бельгийских тюрьмах по инициативе жертв преступлений активно применяется медиация. Для этого там работают специальные координаторы, которые доводят до понимания заключенных идею и преимущества восстановительной процедуры. Если совершившие правонарушение соглашаются на ее проведение, в дело вступают медиаторы (специально обученные  представители социальных служб). Сходная работа ведется в нескольких штатах США и в Великобритании.

В России центр «Судебно-правовая реформа» совместно с персоналом пенитенциарного учреждения участвовал в примирении заключенных женской колонии. Результат – положительное, по мнению персонала, изменение взаимоотношений, снятие острого конфликта. Однако подобные акции в нашей стране – большая редкость.

— Успешность медиации во многом зависит от инициативы директора спецучреждения (начальника колонии), — говорит президент центра Рустем Максудов, – разовых акций явно недостаточно.

Для введения примирительных технологий в местах пребывания осужденных необходим серьезный, как минимум трехгодичный проект, всесторонний анализ его результатов, на основе которых следует выстраивать дальнейшие перспективы с учетом наших российских условий.

Медиация в сфере нотариата

Актуальность применения медиации напрямую связана со спецификой деятельности нотариуса, особенно в части оформления наследственных прав.  Основные принципы работы нотариата — конфиденциальность, беспристрастность и независимость — совпадают с принципами восстановительной процедуры.  В 2011 году в виде дополнительной практики стала реализовываться интегративная медиативная модель.

Облегчению первых шагов в заданном направлении частично способствовал мастер-класс по коммуникативной компетентности, проведенный в 2009 году в рамках семинара «Медиация в нотариальной практике. Современное состояние и перспективы развития».

— Прошедший семинар нельзя рассматривать как профессиональную подготовку, — уверена председатель комиссии по экспертной методической работе Нотариальной палаты Пермского края Ольга Мокрушина. – Обучение должно дать нотариусу полное представление о медиативной процедуре, истории ее возникновения и раскрыть этапы проведения данной процедуры, включая теоретический и практический курсы.

Не все в нотариальном сообществе поддерживают такие нововведения. Из-за запрета в ст. 6 «Основ законодательства РФ о нотариате» заниматься самостоятельной предпринимательской и иной деятельностью, а также оказывать посреднические услуги при заключении договора, мнения касательно внедрения медиации разделились. Некоторые считают, что нотариус в своей практике по разрешению конфликтов в сфере применения гражданского и семейного законодательства уже использует медиативные процедуры. Следовательно, новому учиться необязательно. Другие уверены, что любая иная деятельность выходит за рамки их компетенции. Отсюда предположение о невозможности получения квалификации медиатора и навыков проведения медиации на основе отдельных лекций и семинаров.

Представители Нотариальной палаты решили предложить коллегам пройти учебу, которая даст им возможность получить документы, позволяющие осуществлять примирительную процедуру. В данном случае — при совершении нотариальных действий.

— Закрепить связь медиации с нотариатом как часть профессиональной деятельности на законодательном уровне необходимо, — считает Ольга Мокрушина.

Бизнес готов примиряться

В бизнес-сообществе с понятием «корпоративный медиатор» лучше всего знакомы в банковской и финансовой сфере. Юристы части российских холдингов уже оценили роль медиативной процедуры в функционировании крупных предприятий.

— В дальневосточных подразделениях ОАО «Лукойл» посредники уделяют пристальное внимание разбору жалоб граждан и сотрудников, успешно снимая напряжение на начальной стадии спора, — рассказывает Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина.

Корпоративные юристы заинтересованы в сотрудничестве с медиатором в силу запрета, закрепленного в уставе некоторых организаций, привлекать суд для разрешения конфликта. Кроме того,  с финансовой точки зрения холдинги могут позволить себе урегулирование крупных нестандартных споров без репутационных рисков, полагаясь на принцип конфиденциальности медиативной услуги. Процедура медиации имеет явное преимущество перед судебной в сохранении контроля за развитием ситуации и в восстановлении партнерских отношений.

Директор центра «Грани» Светлана Маковецкая констатирует наличие множества незримых конфликтов подобного типа, когда судебное разбирательство не может решить проблему взаимоотношения сторон, к примеру, разводящихся супругов — партнеров по бизнесу.

— Федеральная налоговая служба готова начать правовой эксперимент по применению примирительных процедур крупными конгломератами, — отмечает руководитель юридической службы ЗАО «Сибур-Химпром» Татьяна Попова.

Можно резюмировать, что опыт зарубежных коллег, анализ первых шагов применения примирительных процедур в РФ подтолкнули Высший арбитражный суд России к подготовке законопроекта в сфере медиации, в который предполагается ввести:

— уточнение категорий медиабельных споров;

— систему внедрения института судебного посредника.

Юридическое сообщество начинает осознавать важность примирительных процедур и их положительные результаты.

Неторопливо, но верно

К пониманию необходимости скорейшего внедрения института медиации во все направления жизни государства сегодня пришли многие представители правовой сферы края. Попытки применения медиативной процедуры указали на ряд проблем, связанных со сложностью соотнесения нормативно-правовой базы медиации с некоторыми положениями существующего законодательства.

— Необходимо уточнить закрепленные «Законом о медиации» права и подробно прописать обязанности медиативного посредника, в том числе обязанность специалиста состоять в профессиональной ассоциации медиаторов, — считает профессор кафедры социальной работы юридического факультета ПГНИУ Станислав Реутов. – Введение и публикация обязательных реестров для профессиональных и непрофессиональных медиаторов позволят повысить уровень информированности юридического сообщества об услуге.

Трудности при подготовке квалифицированных кадров отмечает основатель санкт-петербургской школы медиации, директор «Центра развития переговорного процесса и мирных стратегий в разрешении конфликтов» СПГУ Александр Карпенко:

— Вариант федеральной программы обучения медиации крайне неудачен для применения. При ведении курса нам приходится адаптировать предложенную программу, опираясь на богатый опыт деятельности нашего центра.

Одна из главных задач сегодня – ускорить процесс распространения альтернативной примирительной процедуры в крае. Для этого Станислав Реутов предложил создать координационный совет юридического сообщества по развитию медиации в Пермском крае, что было поддержано участниками конференции. Предложен состав совета, куда предполагается ввести представителей:

— Правительства Пермского края;

— Арбитражного суда Пермского края;

— Пермского краевого суда;

— Агентства по обеспечению деятельности мировых судей Пермского края;

— Управления судебного департамента при Верховном суде РФ по Пермскому краю;

— Адвокатской палаты Пермского края;

— Пермского профессионального клуба юристов;

— Нотариальной палаты Пермского края;

— Ассоциации медиаторов Пермского края;

— ПГНИУ.

Наталья Степашкина

Материалы по теме

ИСТОЧНИК// Первый пермский правовой портал

30.03.2012 12:45

Comments are closed.